Электронная библиотека

Кстати: я понял Вас так, что Вы надеетесь послать свою "Куропатку" в четверг (23-го), и тогда она поспела бы еще к No 3; но пока не получилось ничего, это очень огорчает Б[урцева], и теперь она может пойти только в No 4. От А. М. тоже не пришло ничего, так что О. Д. приходится пока пробивать себе дорогу одними только собственными, скромными литературными силами.

О себе писать не берусь: длинно и трудно. Говорю просто: мученик я да и только! <...> Комната у меня своя, но в ней "дверь на петле не постоит", как и во всех других. Трудно сказать, сколько раз отрывался я от пера и бумаги на протяжении этих двух строчек!.. А это превращение ночи в день и дня в ночь! А это размочаливание нервов при просмотре секретных материалов и знакомстве с их авторами или объектами! Но что за золотая руда для мыслителя или художника эти подлинные матерьялы, напр. записки убийцы Карпова! Уверяю Вас, мой милый А. В., что при их чтении для меня -- человека с научно-философским складом ума -- политическое значение их и самого факта отходило в тень перед их психологическим и социологическим интересом <...> А какой душераздирательной трагедией дышат, напр., письма к мужу (неудачному "идейному" провокатору) его жены,-- женщины,, очевидно, с благородной, чистой душою и страстно любящим сердцем <...>. Да и мало ли еще чего интересного в этих архивах людской гнусности и полного падения.

Но при всем том я все же мученик, не имеющий и часу совсем спокойного и вполне для себя <...>

Всего обиднее, что никак не могу добиться часу и настроения, чтобы написать Горьким3, которые так полюбились мне сразу и были так сердечны со мною. Если они все еще гостят у Вас, обнимите их, пожалуйста, за меня.

Письмо на бланке редакции журн. "Былое" и газ. "Общее дело".

1 Речь идет о письме Горького к Амфитеатрову, написанном, по всей вероятности, после отъезда Лопатина с Капри, в котором он делился впечатлениями о встрече с Лопатиным (Г--А, п. от дек., не ранее 9, 1909 г.).

2 27--30 декабря Горький находился в Неаполе. Из Неаполя вернулся на Капри, не заехав к Амфитеатрову (Г--А, п. от 31 дек. 1909 г.). Книги "Мать" и "Лето" были пересланы Лопатину Амфитеатровым по поручению Горького (А--Г, п. от 1 или 2 янв. 1910 г.).

3 П. Горькому было написано 1--2 января 1910 г. (Г--Л, п. 1).

8. Лопатин -- Амфитеатрову

[Париж.] 31.XII.09

<...> Спасибо за новости. Отсутствие упоминания о Горьких принимаю за знак, что их у Вас нет и не было. Почему же тогда книги А[лексея] М[аксимовича] пришли из Кави?

9. Лопатин -- Амфитеатрову

[Париж.] 9.I.10

<...> Кстати: почему не черкнете какого-либо успокоительно-разъяснительного слова по поводу письма Горького? 1 Раздумали ли Вы послать его? Или же оно затерялось на почте? В последнее, впрочем, по обыкновению, мало верю.

Еще кстати: каким образом "Лето" с собственноручною, лестною подписью автора (которая растрогала и сконфузила меня) -- пришло ко мне из Кави, если Горькие не были у Вас на святках? Не понимаю! 2

1 См. п. 7, прим. 1.

2 См. также: Г--Л, п. 1.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки