Электронная библиотека

в одни руки. За всякими "надобностями" выходят на улицу и в публичные бесплатные учреждения... Все остальное сообразно с этим. Ужас! Зато нравы просты. Мне не нашлось ни одной комнатурки. Говорю: "куда же я пойду теперь ночевать?", а хозяйка: "а зачем идти? Вот двое козел, две доски, я сейчас огорожу Вам койку в головах у молодоженов, положу тюфяк, и отлично выспитесь!" И что же? Ведь пришлось соснуть именно так! <...>

Сегодня же уезжаю на Капри. Уже дал депешу 3 <...>

4.XI. -- забыл эту открытку в кармане и отсылаю уже на Капри.

Датируется по содержанию. На открытке почт, шт.: "Capri 5. 11. 12".

1 В Неаполе в то время жила племянница Лопатина и ее муж.

2 Хитров рынок -- площадь в центре дореволюционной Москвы, окруженная ночлежными домами.

Вяземская лавра -- так называли дом Вяземского в Петербурге, в котором находились самые дешевые трактиры и ночлежные дома.

3 Телеграмма Лопатина не разыскана.

28. Лопатин -- Амфитеатровым

[Капри. 5--7 ноября 1912 г.]

Капри. 5.ХI.12 -- No4

Дорогие А. В. и И. В!

Продолжаю мою Одиссею. В воскресенье, в полдень, даю депешу. Приезжаю затемно. На пристани никого. Плохо. Думаю: "С легким чемоданчиком не стоит брать извозчика. Пойду по колесной дороге, которая, наверно, ведет и мимо них. А про виллу1 спрошу у прохожих". Иду, иду, взмок как мышь, чемоданчик оттянул руку, горы, темень, и никаких прохожих. Наконец какие-то два парня. "Знаете виллу М[аксима] Г[орького]?" -- "Знаем". -- "Ведите, я заплачу". Ходили, ходили по горам и долам. Пришли к какому-то неосвещенному зданию, звонились, звонились, так и не дозвонились никого. "Ведите меня вниз на марину, в какую-нибудь скромную гостиницу". Внизу останавливает меня некто: "Вы -- Л[опатин]? Я Вас видал в Париже". -- "Да". -- "Куда же Вы идете? А Горькие Вас ждали на Funiculaire {фуникулёр (фр.).} (о коем я совсем позабыл). Не дождались, подумали, что Вы опоздали к пароходу и ушли домой". -- "Ведите меня к ним". Признаюсь, по душевной испорченности, я подумал из отсутствия встречи, что ко мне "повернули холодное плечо". К счастию, я ошибся. А[лексей] М[аксимович], М[ария] Ф[едоровна], ее сын Ю[рий] А[ндреевич] 2 и др. долго ждали меня и не дождались. Все сложилось потом по-хорошему. Жаль только, что А. М., стоя долго вечером на ветру, в одном пиджаке, немного простудился, что мне очень досадно и неприятно. О делах Бурцева3 уже говорил не мало и встретил то, чего и ожидал: доброжелательность, но вялую и неактивную. И чучело же этот Б[урцев]! Пишет "выеду в субботу" (через день после моего отъезда). "В Специи буду в среду" (когда я буду в Неаполе!). "Очень бы нужно повидаться с вами" (зачем же путал?). Хотел бы повидать и Горького. Телеграфируйте "туда-то" (а его там уже нет!) "Пишите туда-то". -- Написал, но никакого толка не жду.

(По горам и долам я бродил в темноте целых два часа без отдыха. Ва!)

7/XI 12. -- Атмосфера здесь не из радостных: М. Ф. грустна и все задумывается. А. М. тоже не шибко весел. Вот уже вторые сутки, что непогода мешает мне выехать, авось удастся завтра, а эти строки пошлю, вероятно, сегодня и дорогим почтовым пароходом <...> 4

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки