Электронная библиотека

в данную минуту горизонт русского правосудия. Правда, испытание, которому оно подвергнуто на глазах у всего мира, тяжелое, и если присяжные выйдут из него с честью, это будет значить, что нет уже на Руси таких условий, при которых можно вырвать у народной совести ритуальное обвинение" (Рус. ведомости. 1913. No 248. 28 окт. (прил. к номеру)).

"Исключительность состава присяжных еще подчеркивает значение оправдания",-- отмечал Короленко в корреспонденции "Присяжные ответили..." (Рус. ведомости. 1913. No 249. 29 окт.).

Короленко писал М. Г. Лошкаревой в связи с окончанием процесса: "Да, это была минута, когда репортеры вылетали из суда, с коротким словом: оправдан. Я чувствую еще до сих пор целебную силу этого слова. Чуть начинается нервность и бессонница, -- вспоминаю улицы Киева в эти минуты и сладко засыпаю" (Короленко В. Г. Собр. соч. М., 1955. Т. 9. С. 763).

40. Амфитеатров -- Лопатину

Levanto. [23.ХII.1913 г.] 1914.I.5

<...> От Горького страшно давно нет вестей1. Лопнула тут какая-то пружина <...> а почему -- бог весть?

Здоровье его, слышно, опять хуже2 и настроение, судя по одной записке, Зиною 3 полученной, очень мрачное.

1 На свое п. Горькому от 25 ноября 1913 г., адресованное на Капри, Амфитеатров получил ответ только 23 марта/5 апреля 1914 г. из Петербурга.

2 Известия об обострении болезни Горького проникли и в печать. Так, в заметке "Максим Горький в Финляндии" говорилось: "Легочный туберкулез, не оставлявший А. М. в течение почти всей его жизни, принял за последнее время столь опасную форму, что пользовавшие его итальянские и французские врачи теряли надежду на выздоровление. Спасителем Горького явился молодой русский врач М[анухин], один из практикантов пастеровской клиники. Он применил к писателю вновь открытый способ лечения туберкулеза, путем освещения селезенки рентгеновскими лучами" (Биржевые ведомости, веч. вып. 1914. No 13939. 7 янв.).

3 З. А. Пешков.

41. Амфитеатров -- Лопатину

Levanto. [29.IV] 12.V.1914

<...> От Алексея Максимовича имел одно письмо1, весьма бессодержательное, из которого видно только то, что Россия пришлась ему не сахарно. Во всяком случае, он засядет там, видимо, навсегда, так как жизнь на Капри совершенно ликвидирована. Приводят меня в большое огорчение слухи о его театральных предприятиях и затеях2. Во-первых, прогорит он зверски на этом деле. Во-вторых -- измотает оно его нервно и всячески. В-третьих,-- Горький, возвратившийся в Россию для того, чтобы заняться антрепризою, как-то ужасно мизерно, все равно, что Топтыгин чижика съел. Но писать ему обо всем этом, конечно, невозможно, ибо только родит недоразумения. Если бы виделся, то, конечно, все бы это ему высказал.

У нас здесь многие перемены и предвидятся еще некоторые. Уезжает Константин Андреевич3 куда-то строить теософские храмы <...> Эрьзя уехал в Россию. (Уже в России). Надавал я ему писем к разным именитым людям видимо-невидимо.

Печатается по машинописной копии с правкой Амфитеатрова.

1 Имеется в виду п. Горького Амфитеатрову от 23 марта/5 апреля 1914 г.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки