Электронная библиотека

В этом "отчете" Лопатина любопытно все. Прежде всего оценка Горького-писателя как "создателя сверхбосяков, эгоистических индивидуалистов и разного эгоцентрического люда".

Но Горький как человек, как личность покорил Лопатина. "Между прочим, был на Капри, где сердечно сошелся с Горьким,-- писал он М. П. Негрескул 8 января 1910 г.,-- что за нежная душа скрывается под его грубоватой внешностью"52.

После первой встречи Горький периодически встречался с Лопатиным во время своих поездок в Кави. На Капри Лопатина всегда настойчиво приглашали. Сохранилось письмо М. Ф. Андреевой Лопатину от 6 мая 1911 г., в котором она настойчиво приглашала его на Капри "погостить" (Г--Л, п. 4). Однако в мае Лопатин, живший тогда в Феццано, на Капри не поехал, во всяком случае сведений о такой поездке нет, а в июне 1911 г. он с братом и Н. Ф. Даниельсоном уехал в Швейцарию.

Вторая поездка Лопатина на Капри, как об этом свидетельствуют публикуемая переписка, а также письма Лопатина Амфитеатровым, состоялась в начале ноября 1912 г. Лопатин собирался встретиться в Неаполе с Л. А. Лопатиной -- одной из своих "многочисленных племянниц" -- и из Неаполя приехать на Капри. 4 ноября он отправился на Капри, о чем сообщал Амфитеатровым, которым подробно описывал "свою Одиссею".

Горький, обещавший "радостно" встретить Лопатина (п. 7), действительно вместе с Марией Федоровной и ее сыном встречали его. Горький, как писал Лопатин, "долго стоял вечером на ветру, в одном пиджаке" и даже немного простудился, но они с Лопатиным разминулись, и Лопатин подробно описал Амфитеатровым свои странствия по острову в поисках виллы Горького. Но этот приезд не стал праздником ни для Лопатина, ни для Горького. Лопатин чувствовал себя на Капри неуютно. В письме к Е. Ю. Григорович, написанном на крохотном листке бумаги (Лопатин объяснял, что оставил бумагу в чемодане в Неаполе, а просить у Горьких постеснялся), он признавался: "Писать много некогда в чужом месте" 53. Но, конечно, дело было не только в "чужом месте": Лопатин привык к кочевой жизни и частым остановкам у "чужих". В эти дни в доме Горького складывалась драматическая ситуация: М. Ф. Андреева уезжала в Россию. "Атмосфера здесь не из радостных: М. Ф. грустна и все задумывается. А. М. тоже не шибко весел",-- писал Лопатин. Ощущение "подспудной трагедии" делало жизнь Лопатина на Капри почти тягостной, "...было не так-то покойно спать над лавой",-- признавался он Амфитеатровым позже, уже из Неаполя54.

Лопатин стремился уехать с Капри, но "великолепная погода", которой так радовался Горький, приглашая Лопатина (п. 7), сменилась ненастьем. К тому же должен был приехать Бурцев для деловых переговоров с Горьким. Из-за непогоды и в ожидании Бурцева Лопатин задержался на Капри целую неделю. Он рассказал о своих впечатлениях, очевидно, только Амфитеатровым. М. П. Негрескул, которой он после первой встречи с Горьким радостно писал, что "сердечно сошелся" с ним, теперь просто сообщал, что вернулся с Капри55.

Первое свидание с Горьким на Капри оставило для истории и для историков многие сведения о замечательном русском человеке -- Германе Лопатине. Их последняя встреча на Капри осветила один из трудных моментов в жизни Горького.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки