Электронная библиотека

что Вы усмотрели сходство там, где его не может и не должно быть" (XXIX, 177). Миролюбову пришлось отступить: "...я назвал Марка Лопатиным, потому что заметил в нем много внешних черт сходства с последним. О "тождестве" я не хотел сказать. Как следует Лопатина я не знаю"58.

Этот эпизод примечателен во многих отношениях. Но нас, естественно, более всего интересует Лопатин. То, что Марк -- это не Лопатин и "мысли Марка ему чужды", убеждает одно из писем Лопатина Горькому, в котором он размышлял о русском народе и русской истории. Письмо это любопытно и тем, что в нем Лопатин полемизировал с некоторыми очень важными для Горького идеями, прозвучавшими и в статье "О писателях-самоучках".

Лопатин определял мысли Горького о том, что на "Западе пессимизм -- миросозерцание, а у нас он -- "мироощущение", как очень "широкие и красивые", но несколько парадоксальные и не совсем верные обобщения". Он не считал, что "пессимизм, мистицизм и фатализм, подрывающие энергию и отразившиеся так ярко в нашем фольклоре" -- черты, характерные исключительно для России. "Разве суть античной греческой трагедии не та же бесплодная борьба с неодолимым роком? И разве этот ослабляющий действенную энергию национальный порок помешал нам выбиться из-под татарвы и создать великое государство? -- или -- что еще больше -- помешал нам создать великую литературу, в какие-нибудь полтораста лет, примерно от 1725 до 1880 г., т. е. от Петра I до Александра III?" (п. 5).

Добавим, что Лопатин, сам страдавший "пассивизмом", ни в коей мере не рассматривал эту черту как "национальный порок", но как болезнь, благоприобретенную в "бурях жизни", т. е. социально обусловленную.

Несогласие Горького и Лопатина в исторических воззрениях существенно, существенна и фраза Горького в письме Миролюбову о том, что с "внутренней стороны" он Лопатина не знает. "Всегда приму как отца",-- сказал Горький Лопатину при расставании в 1909 г. Шестидесятичетырехлетний Лопатин казался Горькому в его сорок один год отцом.

И не следует ли искать в "вечной" проблеме "отцов и детей" причину того, что органической, полной, глубокой близости Горького и Лопатина так и не возникло. Когда-то молодой Лопатин упрекал Тургенева в том, что тот не понял "детей". Теперь же Горький не сумел проникнуть во внутренний мир Лопатина-"отца". Они были революционерами разных поколений.

Двадцать один год Лопатин был выключен из жизни. Узникам Петропавловской крепости и Шлиссельбурга не разрешалось знать о том, что творилось в мире. Они не знали о русско-японской войне, им было запрещено употребление слова "социальный" 59. Понимая, какую силу в начале века приобрел марксизм, начальство отобрало у Лопатина первый том "Капитала" Маркса, находившийся у него в Шлиссельбурге60. За эти двадцать лет в России произошли важнейшие исторические сдвиги, на арену революционного движения вышел пролетариат, была создана Российская социал-демократическая рабочая партия, революционные идеи проникали в широкие слои народных мае. Но, выйдя из Шлиссельбурга, Лопатин оказался вновь в изоляции, его положение

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки