Электронная библиотека

материалов кое-что попадает и попадает в печать. Так, напр., я усердно настаиваю на скорейшем опубликовании мемуаров Петрова с наименьшими цензурными опущениями. Из неподлежащих опубликованию документов принадлежащие Бурцеву, вероятно, могут быть предоставлены в Ваше временное пользование без особенных препятствий с его стороны. Но к материалам, принадлежащим Цекистам разных партий, доступ уже много труднее, даже у эсеров, с которыми у меня более личных связей. Но попытаться, конечно, можно. Всего труднее "впитать" именно Азефа (в нарицательном смысле). Пока он не заподозрен, посторонние люди не имеют поводов знакомиться с ним и наблюдать его. Будучи заподозрен, такой человек не сознается, не кается, а, будучи уличен, скрывается. Да и на допросах его присутствуют только свои. Я, напр., исследовал Азефа заочно и ни разу не обменялся с ним ни одним словом. Точно так же мне ни разу не пришлось присутствовать на допросе Баррита-Батушанского (который, вероятно, скоро будет окончательно "примучен" 2), хотя обвинение "зачалось" от Бурцева. Петров -- не Азеф. Это т[ак] н[азываемый] "идейный" провокатор, или "псевдопровокатор", и притом в самом начале этой карьеры. Герцик3 -- которого мне пришлось исследовать недавно -- тоже "идейный" грешник, но только жалкий, маленький и притом психопат из области Крафт-Эбинга4; к тому же карьера его даже не начиналась, будучи подкошена в самом зародыше. Интересны, трагичны и трогательны их жены и невесты (напр., Воскресенского). А с настоящим Азефом или хотя бы азефчиком мне не пришлось еще встретиться лицом к лицу.

Первую -- незаслуженно лестную и ласковую -- часть Вашего письма оставляю без ответа. "За вашим языком не угоняться босиком", -- как говорят кое-где мужики... Ну, а обуваться для сего в литературные лапти не имею ни охоты, ни времени. А главное -- такие слова повергают меня всегда в искреннее смущение и вызывают в моей душе тяжелые припадки острого "самоедства", которые мне сейчас особенно не ко времени.

За промедление в ответе не извиняюсь. Видит бог, что я живу истинным "великомучеником", не располагающим своим временем, не могущим принимать даже пищи "во благовремении" и спокойствии тела и души. Что же касается до моего настроения -- в силу специального характера моих ежедневных впечатлений,-- то я не пожелаю его и "лихому татарину" или "лютому ворогу".

Неужели же -- А. М.-- Ваше обещание статейки для No 4 "О[бщего] д[ела]" снова так и останется только обещанием?!5 А ведь "бают добрые люди", что это как будто немножко "зазорно"? а? Об огорчении Бурцева уже и не говорю... Поди ему придется переварить в Америке много невкусного и он сильно будет нуждаться в утешении.

Сердечный, благодарный привет Марье Федоровне и поклон всем Каприотам, которые знают и помнят меня.

Крепко жму Вашу руку и от души желаю Вам всего лучшего.

Г. Л.

К моему адресу нет надобности прибавлять указания на редакцию "Былого" 6. Это только усложняет и удлиняет получение письма.

1 Письмо Горького, на которое отвечает Лопатин, не разыскано.

2 Борис Яковлевич

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки