Электронная библиотека

участие в оппозиционных эмигрантских изданиях, организованных Бурцевым,-- "Общее дело", "Былое" и "Будущее". В свою очередь, участие это явилось естественным продолжением многотрудной работы по разоблачению системы провокации, насаждавшейся царским режимом.

На почве ряда общих интересов возникает переписка Лопатина и Горького, вскоре же после их знакомства. Лопатин стремился привлечь Горького к сотрудничеству в названных изданиях. Стремился поддержать в Горьком-художнике интерес к тем явлениям общественной жизни, борьбе против которых отдавал в это время свои духовные и физические силы. Лопатин знал и ценил повесть Горького из быта политических сыщиков -- "Жизнь ненужного человека", написанную, по словам Горького, "на основании автобиографии одного из них...". "Материал,-- писал Горький,-- страшно интересен и психологически и социально"5. С этим определением перекликаются слова Лопатина (из письма к Горькому) "о психологическом и социологическом интересе" материалов, которыми он располагал,-- материалов, "ждущих оплодотворения их умом мыслителя или художника".

Письма Лопатина к Бурцеву соотносятся с его письмами к Горькому. Это -- ценный источник для характеристики общественной позиции Лопатина того периода. Вместе с тем письма к Бурцеву содержат немало сведений, уточняющих, а часто и существенно дополняющих наше представление об отношениях Горького и Лопатина в сфере журнально-издательской, об отношении Горького к издательским начинаниям Бурцева. В этих письмах выстраивается тот ряд фактов, на основе которых возникали обобщающие суждения о провокатуре в первых письмах Лопатина к Горькому.

"...Лопатин был посвящен во все, что было связано с "Былым", "Общим делом" и "Будущим" и с моей борьбой с провокацией" 6,-- свидетельствовал Бурцев в своих мемуарах. Бурцев писал о Лопатине как о человеке, который "толкался во все двери, где только мог, и убеждал всех помогать мне и в литературных моих предприятиях, и в борьбе с провокаторами. Все это он делал неустанно, изо дня в день, в продолжение многих лет" 7. Однако Лопатин не просто содействовал Бурцеву. Но нередко и направлял его деятельность, существенно ее корректируя, о чем также свидетельствуют упомянутые мемуары: "Его (Лопатина) письма ко мне были полны самой придирчивой и едкой критики по самым разнообразным поводам. Он постоянно нападал на меня за мое "неисцелимое кадетолюбие" ("кадетострастие"), когда я будто бы не решался их "ударить даже цветком", за мною недопустимую "мягкость" и "слабость" к Азефам и Богровым8, за мое "доверие к раскаивающимся", за мой оптимизм и т. д. <...> Его замечания всегда были глубоки и выливались в удивительно удачных выражениях, которые блестяще формировали его мысль и всегда брали быка за рога"9. Бурцев сообщал: "К счастью, у меня сохранилась, по-видимому, вся переписка с Лопатиным или, по крайней мере, большая часть ее. Передо мной сейчас лежат несколько сот четко написанных, как будто мелким бисером, его писем и открыток" 10.

Материалы из собрания И. С. Зильберштейна представляют собой машинописные копии большей части писем Лопатина Бурцеву.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки