Электронная библиотека

причин. Но я смотрю на такие вещи как на долг, уклоняться от исполнения которого я не вправе. Поэтому, если нельзя обойтись без меня,-- я согласен". В значительной степени достоверность обвинений против Азефа на этом суде была подтверждена авторитетными суждениями Лопатина. После завершения расследования он писал Бурцеву 9 января 1909 г.: "Благодарности Вашей я не отклоняю от ложной скромности, конечно, понимая под этим простое признание моей усердной, моральной помощи в этом деле" 15.

Из письма Бурцеву от 11 января 1909 г. мы узнаем, что Лопатин был сторонником крайних мер по отношению к разоблаченному провокатору и был согласен принять участие в ликвидационной комиссии: "Но слава богу, что дело наконец выяснилось и что из недр партии будет наконец вырезан злокачественный рак. Неужели после того, как для ЦК стала ясна его роль, у них не хватило ума и предусмотрительности, чтобы показать его, неведомо для него, одному или двум совершенно неизвестным ему лицам, которые впоследствии могли бы в свою очередь показать его будущим исполнителям? Если они не сделали этого, то это глупо до преступности 16. Ведь он выкосил вокруг них всех способных исполнителей. Сами они для таких ролей не годятся <...> Вы говорите о моем участии в ликвидац[ионной] комиссии так, как будто бы это зависело только от моего согласия -- не могу же я навязываться сам,-- без приглашения от них! А они даже не находят нужным известить меня, презуса суда, о том обороте, который приняло дело. Не думаю, чтобы меня желали туда". И в дальнейшем, в 1910--1912 гг., Лопатин неоднократно в письмах Бурцеву выражал свое возмущение медлительностью и нерешительностью действий ЦК партии эсеров по отношению к Азефу. 15 ноября 1910 г.: "Долго же они возятся с докладом по делу Азефа 17, а тот пока свободно разъезжает по Европе"; 22 декабря того же года: "Ну, а некий проезжий литератор говорил мне недавно: "Неужели вы не находите деятельность Б[урцева] вредной! Разоблачить Азефа втихомолку и пришибить следовало. Но это публичное разоблачение провокатуры повсюду решительно убивает веру; а без веры невозможна самоотверженная революционная деятельность... Что удивительного, что и эсеры опять считают Вас вредным! Но обращать внимание на людей, которые отпустили Азефа с миром и потом не решились тронуть его, когда его снова клали им в руки, право, не стоит"". Однако позднее Лопатин критически высказался и о бурцевском отношении к Азефу.

В 1912 г., разыскав после долгих поисков Азефа, Бурцев предложил ему встретиться. "Заявляю вам,-- писал Бурцев,-- что я желаю видеть вас лишь по собственной инициативе, только лишь в качестве историка и публициста, и у меня нет другого желания, как только узнать всю правду. Само собою разумеется, что я не расставляю вам никакой ловушки"18. Встреча состоялась 15 августа 1912 г. во Франкфурте-на-Майне.

"Интервью" с Азефом, появившееся в печати, вызвало резкий протест Лопатина. Он писал Бурцеву 28 августа 1912 г.: "Прочел я в "Матен" Ваше интервью и -- признаюсь -- сильно разочаровался в своих ожиданиях. Я не отрицаю важности того,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки