Электронная библиотека

ученых справок, и тут -- философские теории, женский вопрос, пол и возраст, проблемы воспитания, филологические споры, богословские ссылки, исторические анализы, литературные экскурсии, воспоминания, поговорки, анекдоты, словечки; художественные оценки, музыкальные термины, и все это брызжет, льется, сыплется, как из рога изобилия, легко, играючи <...>" [21]. И. Шмелев также находил в его книгах "задушевность и простоту рассказа, некую свободность речи, с шуткой и благодушием, с острой, порой, ухмылкой..." и отмечал, что Амфитеатров -- "писатель "нараспашку", широкого размаха, видевший слишком много и переполненный виденным, которое его тревожит и торопит" [22].

В свое время В. Львов-Рогачевский в статье о нем с выразительным названием "Писатель без выдумки" продемонстрировал влияние Золя на Амфитеатрова и сделал вывод, что "метод и основные принципы натуралистической школы становятся эстетическим кредо Александра Амфитеатрова" [23]. В какой-то степени это суждение справедливо. Действительно, многие его книги написаны в "золаистском" ключе.

Но в равной мере ему была близка и романтическая эстетика. Еще в молодые годы он несколько раз "переписывал" лермонтовского "Демона". Философский уголовный роман "Людмила Верховская" (1890; после переработки в 1895 г. издавался под названием "Отравленная совесть") создан с оглядкой на Достоевского и во многом предвосхищает декадентскую прозу конца XIX -- начала ХХ в. "Романтическую" линию представлял и роман из жизни Рима эпохи Нерона "Зверь из бездны" (1911--1914). А фантастический роман "Жар-цвет" (1910) и вовсе был построен на мистических и магических мотивах. К этому направлению в его творчестве примыкают и многочисленные публикации, обработки, исследования фольклора (кавказского, западноевропейского, русского).

Так что в творчестве Амфитеатрова всегда сосуществовали две тенденции -- бытовая, "реалистическая" и символическая, "романтическая". Другое дело, что по природе своего таланта он был привязан к конкретике, к факту, а способность к синтезу, обобщению, символике у него была гораздо слабее. Он и сам понимал это и признавался читателю: "Я не беллетрист "чистой крови", я журналист, мое дело -- фельетон, публицистика" [24]. Об одном из своих нашумевших произведений он писал: "...вся эта "повесть" -- накопление почти сырого материала фактических наблюдений, как непосредственных, так и из первых или вторых верных рук", "бытовые и публицистические наброски", а выбрана эта форма, поскольку "общественный фельетон, инсценированный в виде драматического диалога, легче принимается и усвояется девятью читателями из десяти, чем фельетон точно такого же содержания, написанный в виде рассуждения, как "взгляд и нечто"" [25].

Соответствующим образом воспринимала его творчество и критика. З. Гиппиус, рецензируя одну из его книг, писала: "Мгновениями он яркий художник, а через две строки срывается в публицистику, и срывается очень грубо <...> он все-таки более публицист, чем художник" [26].

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
(C) 2009 Электронные библиотеки